eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Стоишь куришь во дворике у гримёрки, пробы, параллельная группа снимает на панорамушке кино и ты тыришь кофе с их чайного стола - точнее, намереваешься. А на чайном столе, на чайном столе стоит пятилитровая канистра с чем-то, что издалека похоже на смесь чайного гриба и площадной пепельницы, а оказывается - рукодельным киношным мохито с подвывертом, ну это надо видеть: "Саша, ну мята, ну лимон, а вот бледненькое - это что плавает? Лепестки роз? О_о"

Жду съёмок. Второй съёмочный нонче окажется моим третьим днём рождения на площадке, ещё седьмое - завершительное занятие по кентаврам (и меня туда отпустят), время стремительно неприлично. К тридцати вдруг обнаруживаешь себя полностью обнулённым - ушли привязанности к привычным людям и вещам, Агата уезжает, я переезжаю в гамачный чиллаут и понимаю, что, сбежав от Игоря Викторовича с дорожной сумкой и рюкзаком два года назад, сохранила баланс - все мои вещи по-прежнему можно уместить так же, в те же ёмкости, и это прекрасно.

Четвёртая неделя без выходных. Театр-кино-театр нон-стоп. Единственый сдвоенный выходной в августе - это нам сегодня прислали кпп, и когда ещё, если не, ехать в подмосковия решать квартирные дела. Всё по дням расписанное до конца сентября - работа, учёба, наброски, пилонище. Выходные по пальцам, это вот всё. "Санечка, но ты же, как всегда, не жалуешься, а хвастаешься?" (с)

Я да. Всё хорошо.